Истории про Кролика, рассказанные множеством людей

Истории про Кролика, рассказанные множеством людей

Истории про Кролика, рассказанные множеством людей.

Один человек написал мне про мой текст о Кролике. Ему не понравилась эта история, потому что он раньше читал что-то о дохлых кроликах, дачных ужасах и побелевших от страха соседях, что обнаружили похороненных кроликов снова в клетках. Он читал что-то написанное лучше и ему стало не смешно, точь-в-точь как не смешно нормальному человеку, что видит как маляр пачкает мадонну Рафаэля. И вот ему было неприятно, что я как фигляр презренный, покрываю бесчестной пародией творенье Алигьери.

Это был правильный человек, в котором горел праведный гнев. Совершенно никакого резону не было рассказывать ему, кто мне рассказал о Кролике первым.

А это, между прочим, был Лёша Цветков в одном московском кафе, которого давно уже нет больше – мы сидели перед стеклянной стеной, и мимо по Большой Бронной струился народ, стекая с Пушкинской площади. Катился под гору 1996 год, и многие были живы.

Тогда я вспомнил «Тысячу и одну ночь», и, среди множества бродячих сюжетов пересказанных теми долгими ночами – историю с мёртвым кади, которого перекидывают от одного дома к другому. Времена изменились и вместо трупа, — сказал я, дачники перекидываются, как теннисным мячом дохлым кроликом-производителем.

И всё же, вспомнив былое, я не поленился заглянуть на сайт Вернера, что по праву давно стал самым представительной библиотекой баек и анекдотов. Это был тот самый сайт, на котором, по словам моего корреспондента, должна была лежать идеальная история про Кролика.

Я устал на тридцатой байке – Кролик был убит в разные времена, многократно и неотвратимо. Его убивали как Гамлета – в сотнях театров мира, осовремененного и архаичного.

Его гибель была неотвратима.

Про Кролика написала даже Дарья Донцова.

О нём рассказывали известные английские художники, подруга, вернувшаяся с дачи, попутчики в муниципальном транспорте, и друзья в подпитии. Истории рассказывали мужчины и женщины, в конце концов, махнув рукой – да со мной, именно со мной, не спорьте, да-да-да, я свидетель! Они извинялись – подозревая, что рассказ повторяется, но остановить себя не могли. Вот часть этих историй.

ИСТОРИИ Остальные: 02-05-26 / N6 (denis ) ( кролик

… )

Эту историю я услышал в гостях у моего знакомого, очень известного английского художника.

Одна немолодая семейная пара решила купить себе дом в очень престижном, так сказать, аристократическом районе Англии. Жили там сплошь менеджеры крупного калибра, всякие политики и аристократы в энном поколении. Глава семьи сколотил свое состояние на торговле чесноком оптом, и никакого отношения к аристократии не имел не в одном из своих поколений, но денег срубил достаточно.

Дом купить к этом районе непросто, но можно, однако стать своим в этом обществе куда сложнее. В течение нескольких месяцев там приглядоваются к новичкам, а потом, если они выдержали испытание, принимают их в свою среду. Сколько же пришлось раскланяться, разулыбаться и расшаркаться

нашему торговцу чесноком, чтобы по истечении четырех месяцев быть все же удостоенным чести быть приглашенным на традиционный вечер, который раз в месяц устраивал предводитель данного собщества и сосед наших героев. Это приглашение в сущности и означало прием в их клуб.

Не то, чтобы наш чесночник любил это общество, и желание быть принятым в аристократическую среду, было скорее той высотой, которую он ставил

перед собой, чтобы ее преодолеть. Он ненавидел этих снобов, их порядки, правила и манеры. Он ненавидил своего соседа – предводителя сообщества, ненавидил даже его кролика, который был объектом невероятной гордости и любви соседа. Это был какой-то уникальный розовый китайский кролик. С ним носились, как с писанной торбой, чесали, расчесывали и опять чесали, повязывали ему голубую ленточку и выпускали пастись на лужайку за домом.

Но вернемся к вечеринке – «прописке». Настал тот день, когда чесночник должен был стать своим среди этой аристократической публики. Смокинг мужу пошит, куплено жене шикарное платье по последней моде, но с сохранением всех необходимых условновностей – дорого, но не броско. Как это положено за пару часов до приема они оделись, чтобы привыкнуть к новой одежде, дабы не испытывать неловкости и неудовства во время вечера.

Муж с женой расхаживают по дому и, вероятно, прокручивают в голове содержание светских тем, чтобы не упасть, так сказать, в грязь лицом и быть в теме.

И вдруг. О ужас. Их пес, что бегал по их имению сам по себе, приносит к их ногам. голубую ленточку. Что это за ленточка, было понятно всем. Еще не успел чесночник выйти из шока, как убежавший неизвестно куда пес вернулся и положил к ногам хозяина. Да, именно..

Сильно пожеванного розового кролика соседа.

Будь наши герои аристократического происхождения, муж, вероятно бы, застрелился, а жена остригла волосы и ушла бы в монастырь навеки замаливать несмываемый грех, но он был чесночик, а она жена чесночника.

Они посмотрели в глаза друг друга, и одновременно стали стягивать с себя одежду.

Действовали они молниеносно и слаженно. Муж пошел купать в шампуни трупик кролика, а жена стирать ленточку. Потом сушили кролика феном, расчесывали его жениным гребешком и гладили утюгом ленточку. Все это было проделано очень быстро, потому что они отчетливо понимали, что убить соседского кролика не многим хуже, чем опаздать на званый вечер.

Когда труп преобрел вид вполне приличный для розового китайского кролика, чесночник тренированным движением игрока в регби забросил трупик на лужайку за домом соседа. Типа так и было, а мы здесь ни при чем.

На званый вечер они пришли вовремя при скокинге и в уместном по случаю платье.

Вечер, собранный в честь новых членов клуба открылся стильной речью предводителя, которая сводилась к тому, что, как приятно в нашем лице видеть в вашем лице и т. д.

Пили ликеры, брали по кусочку пирога с клюквой и оленятиной, вечер шел своим чередом, когда в залу вошел лакей и позвал тихо хозяина: «Разрешите Вас отвлечь на минуту, Сэр. ». После разговора с лакеем предводитель вернулся заметно бледным, что не делало чести аристократу.

Чесночник догадался о причине бледности хозяина дома, уместно изобразил на своем лице скорбь, но про себя все же отметил, что он скорее рад, чем растроган.

На лице предводителя читалась и тяжесть утраты и некоторое недоумение. Ему хотелость с кем-то скорее поделиться своими терзаниями и он подошел в к своему соседу чесночнику:

— Вы знаете, Сэр, какая невероятная приключилась история? Только что на заднем дворе мой слуга нашел труп моего любимого китайского розового кролика.

— Ах, какое несчастье, — воскликнул чесночник, а его жена даже достала платочек, чтобы промакнуть глаза.

— Да, это горе, но дело в том, что он умер вчера, и я сам сделал ему могилку и похоронил его. И вдруг он очутился на своей лужайке.

Чтобы что-то сказать, чесночник выдохнул:

— Может быть кролик не умер, а у него случился летаргический сон, Вы этого не заметили и похоронили его, а он потом проснулся, сам откопался и дополз до лужайки, где окончательно и умер?

— Да, Сэр, и я думаю так же, — говорит предводитель, — но не могу понять, как он мог сам повязать себе ленточку, если я выбросил ее на помойку.

Извините, если кого обидел.

Истории про Кролика, рассказанные множеством людей